Публикации
Экономическая киберсистема – необходимый инструмент устойчивого развития оборонно-промышленного комплекса.
Ведута Е. Н.

Инфляция, как инструмент перераспределения доходов и собственности в пользу мировой финансовой олигархии (МФО), приобретает, начиная с Первой мировой войны, всеобщий и хронический характер. Глобальный кризис развивается по фазам цикла «инфляция –дефляция», периодически прерываемого военными действиями. Стремительные темпы инфляции наблюдаются в предвоенный, военный и послевоенный периоды для восстановления экономики. В период финансовой стабилизации (дефляции или медленной инфляции) МФО создает новую международную валютную систему с ключевыми (резервными) валютами стран, где в основном базируется МФО, для «мирной» торговли по обмену «рисованных» валют на доходы и собственность стран, валюты которых не являются ключевыми.

Этот процесс обслуживается монетарными и институциональными теориями, а также партиями, поддерживающими либо стремительную инфляцию для запуска «точек роста» (патриоты), либо пытающимися удержать темпы инфляции (либералы). Названия партий не имеет значения. Главное, чтобы были дискуссии о реформировании экономики, процентных ставках, налогах, цен, валютах, социальных расходов и т.д. Как правило, для обслуживающих этот процесс теоретиков производство является «черным ящиком», проблема пропорционального развития экономики игнорируется.

В конце 20-х гг. в СССР впервые для выхода из кризиса в основу курса индустриализации было положено стратегическое планирование производственных взаимосвязей для ускоренного развития промышленности. Оно представляло собой итеративный процесс согласования плановых расчетов «затраты- выпуск» на всех уровнях иерархии для эффективного выполнения цели развития «корпорации СССР». Этот опыт был использован командой Рузвельта, в составе которой были в-основном практики, для выхода из Великой депрессии в начале 30-х годов, а также странами Европы, Азии и Латинской Америки для восстановления экономики в 50-х годах.

Начиная с 50-х годов СССР приступил к реформированию экономики по запуску все большего хаоса в механизм планирования, что и закончилось в 1991 году развалом страны и уничтожением Госплана, с трудом поддерживающего застой экономики. Страна нуждалась в совершенствовании управления за счет перехода на принципиально новую технологию экономической киберсистемы (киберэкономики), обеспечивающей эффективное использование современных вычислительных средств (IT) в оптимизации управленческих решений. Ядром киберэкономики является динамическая модель межотраслевого-межсекторного баланса (МОСБ), координирующая производственные связи в направлении максимизации темпов роста конечного продукта в структуре, заказанной конечными потребителями (государством, домашними хозяйствами, экспортерами) за счет эффективного внедрения научно-технических достижений. Внедрение киберэкономики означает выход страны (мирового сообщества) на магистраль устойчивого роста качества жизни.

Следует отметить, что выход из стратегии «инфляция-дефляция» невозможен без управления экономикой, основанного на планировании производственных взаимосвязей. Управление экономикой, как и техникой, требует знания объективных экономических законов (стоимости, экономии времени и пропорционального развития, накопления, цен производства и т.д.), для конструирования механизма бескризисного развития. Они исследованы в теории воспроизводства К. Маркса. Наверно, по этой причине в 90-х годах из образовательных дисциплин в нашей стране был выброшен «Капитал», подвергшийся огульной критике со стороны забалтывающих проблемы идеологов. Кстати, примат идеологов, запустивших хаос в экономике, над практиками-организаторами производства впервые проявился в середине 50-х годов и достиг апогея после развала СССР с отказом от «Капитала» и планирования экономики.

Реформирование экономики России сделало ее сырьевым аутсайдером, зависящим от мировых цен на нефть, что особенно негативно отразилось на развитии многих «убыточных» отраслей оборонно-промышленного комплекса (ОПК), особенно станкостроении. Никакие попытки формирования целевых государственных программ развития ОПК, внедрение отдельных предложений по ценам на его продукцию, учета амортизации, экономии, жизненного цикла, расчета мощностей предприятий и т.д. вне наличия единого плана устойчивого развития национальной экономики не помогут обеспечить нужное стране развитие ОПК. Так называемое определение «узких мест» вне государственного планирования экономики невозможно. Подмена плана на некие (какие?) методики отбора инвестиционных проектов означает подмену объективного расчета пропорциональности развития отраслей ОПК для своевременного выполнения государственного оборонного заказа субъективным распределением выделяемых бюджетных средств по интересам участников этого процесса.

Сегодня глобальный кризис уже грозит завершиться третьей мировой войной. Наличие в России ядерного потенциала «мешает» МФО применить военные действия для разрешения кризиса. Поэтому выбор сделан в пользу продолжения «холодной» войны с полной уверенностью, что Россия «умрет» сама по себе под гнетом нарастающих экономических проблем.

Следует признать, что Президент России хорошо понимает необходимость поиска новой идеологии для России, утверждающей примат экономики над политикой, а также необходимость выхода инженера, знающего экономику, на передовые позиции в стране. Однако, благодаря господству окружающих его идеологов, практически задушивших экономическое образование в стране, и множеству «айтишников», моделирующих информационный хаос, трудно изменить курс страны в катастрофу. Требуется, как показывает исторический опыт, создание команды из организаторов производства, «айтишников» и системно мыслящих экономистов, знающих «Капитал» и планирование, ответственной за внедрение и совершенствование киберэкономики.

В переходе России к киберэкономике, предполагающей налаживание сбора и упорядочения экономической информации для решения задач планирования «затраты-выпуск», резкие шаги не нужны. Правительство, пытающееся максимально сдержать накручивающую обороты инфляцию, нельзя менять на «патриотов», нацеленных на запуск стремительной инфляции. Иначе страна быстро окажется в состоянии «военного капитализма» без будущего и с забытой историей своего великого прошлого. Думаю, что такова и есть цель стратегии «холодной» войны, заложенная в середине 50-х гг. для уничтожения планирования, а затем продолженная после развала СССР в цикле «инфляция-дефляция» уже для развала России.

Стихийная информатизация или цифровизация мировой экономики, проявляющаяся в недостоверности показателей национальных счетов ООН, методик платежного баланса МВФ и международных сопоставлений Мирового банка, оторванности от практических нужд управления экономикой математических моделей для прогнозирования и планирования мировой (региональной) экономики, внедрении IT, облегчающих расчеты в информационном хаосе и усиливающих его, ведут цивилизацию к катастрофе. Однако сегодня мир уже иной, что показали последние выборы в США. Мир устремляется к многополярности, когда каждый полюс, к числу которых относится Россия, будет искать свой выход из глобального кризиса. Этот выход для всех один – переход от рыночной или хаотически организованной экономики к киберэкономике, работающей в интересах улучшения жизни на Земле.

Сохраняя нынешнее Правительство, России в то же время срочно требуется создать Конструкторский Центр по разработке методических указаний и всех необходимых нормативных документов для запуска стратегического планирования экономики на основе динамической модели межотраслевого-межсекторного баланса. Эта модель, учитывающая достижения всего мирового опыта разработки национальных счетов, прогнозирования и планирования экономики, а также экономико-математического моделирования, была разработана советским-кибернетиком Ведутой Н.И. [1] содержится в книге «Межотраслевой-межсекторный баланс: механизм стратегического планирования экономики» (М.: Академпроект, 2016).

Внедрение в России экономической киберсистемы является ее национальной идеей, поскольку страна не просто выживет в глобальном кризисе, но и станет мозговым центром изменения вектора глобализации. В конце концов, весь мир - это единое целое, живущее по сообщающимся сосудам.

[1] Межотраслевой-межсекторный баланс. Механизм стратегического планирования экономики. М.: Академпроект, 2016.

Made on
Tilda